Поиск по МГУ | Лента новостей | В картинках | Работа | Форум | MsuWiki | Карты | Ссылки | Партнеры | О проекте
Новости
Университет
Работа
Поступление
Наука
Интернет
Происшествия
Космос
Спорт
Строительство

Факультеты
Институты
Подразделения
Филиалы

MsuWiki
Университет
Работа
Поступление
Учеба
Студенты
Выпускники
Наука
Конференции
Культура
Спорт
Интернет

Факультеты
Институты
Центры
Филиалы


Университет

Ректор Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Виктор Антонович Садовничий
Ректор Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Виктор Антонович Садовничий
Фото с сайта: www.msunews.ru
Пресс-конференция ректора Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Виктора Антоновича Садовничего
01.04.12 00:37 | MsuNews.Ru

В пресс-центре РБК состоялась пресс-конференция ректора Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Виктора Антоновича Садовничего. Среди обсуждавшихся вопросов – какие новые правила ждут абитуриентов МГУ в этом году, кто может рассчитывать на преференции при поступлении в главный вуз страны, как Московский университет повышает качество знаний абитуриентов, а также прогнозы – какие факультеты будут пользоваться повышенным спросом. Также прозвучали ответы на вопросы интернет-аудитории сайта РБК и представителей СМИ. Публикуем материалы пресс-конференции, представленные на официальном сайте медиахолдинга.

Добрый день, мы приветствуем посетителей сайта РБК, журналистов, собравшихся в пресс-центре медиахолдинга, и нашего гостя – ректора Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Виктора Антоновича Садовничего. Тема нашей конференции: «Кто выбирает вуз: родители или дети?». В нашей вступительной части мы попытаемся ответить на наиболее часто встречающиеся вопросы, а затем перейдем к вопросам представителей аккредитованных СМИ и интернет-аудитории. Вопросы поступали к нам в течение недели и продолжают поступать. Постараемся сегодня ответить на максимальное их количество. Но начнем с заявленной темы.

Вопрос: Виктор Антонович, на Ваш взгляд, сегодня вуз выбирает выпускник или его мамы-папы, какими соображениями при этом руководствуются?

В.Садовничий: Мне кажется, ответ на этот вопрос зависит еще и от времени. Если вспомнить время 20–30 лет назад, то в большей степени вуз выбирал сам выпускник школы. А если взять еще более ранние времена – это был период физиков, а не лириков, период мощного научно-технического прогресса, и, конечно, тогда каждый школьник сам выбирал, стремился поступить в технический вуз, стать физиком.

Сейчас время другое, и оно тоже хорошее. Мне кажется, сейчас однозначно говорить, что выбирает школьник, я бы не стал. Но говорить что родитель полностью определяет, куда идти, я бы тоже не стал. Общаясь с родителями, первый вопрос, который мы задаем: что вы заметили у своего ребенка, к чему он склонен, талант, гуманитарий, естественник? Что он любит, что читает, что умеет? И родители, как правило, мотивированно объясняют, что он склонен к тому-то, мы этому не мешаем, и поэтому его путь – это путь гуманитарного образования.

Если говорить в целом, я бы сказал, что 50 на 50 сегодня: в какой-то степени это решает сам школьник, но в определенной степени, в определенных случаях решают, советуют и родители. Есть много других вопросов: финансовые возможности, безопасность, выбор университета.

Вопрос: Мода играет роль?

В.Садовничий: Играет – и большую роль. Развитие образования в мире идет по синусоиде, то есть периоды популярности каких-то профессий сменяются на противоположные. Сейчас из абсолютного интереса к экономическим, юридическим наукам общественное мнение школьников склоняется к тому, что надо готовиться по более трудным естественнонаучным специальностям. Сейчас мы в начале пути, когда школьники уже в значительно большей степени склоняются получать или математическое образование, или образование по информатике, в том числе и повысился интерес к инженерному образованию. Но мы в начале этого пути. И наблюдается определенный спад интереса к привычным и модным направлениям – юриспруденция, менеджмент, экономика. Просто уже чувствуется и перепроизводство по этим направлениям. Это чувствуют и родители, и сами школьники. Но в значительной степени на выбор влияет будущая работа. Каждая семья оценивает – а что будет по окончании и сколько выпускник будет зарабатывать. Сейчас, конечно, приоритет в зарплате окончившим экономические и юридические направления.

Вопрос: Какие новые правила ждут абитуриентов МГУ в этом году?

В.Садовничий: Правила довольно стабильны, фактически они прошлогодние, но есть несколько новых моментов. Таким, самым главным, является то, что уменьшено количество льгот для различных победителей олимпиад и других конкурсов. Этой льготой можно воспользоваться только при поступлении в один вуз и на одну специальность. Подавать можно в большее число вузов, и я сейчас скажу об этом, а вот льготой можно воспользоваться только один раз. То есть если школьник подает в несколько вузов, то воспользоваться льготой он может один раз, а подавать может до пяти вузов. Это первое правило. Оно поддержано нами, потому что эти миграции льготников из одного вуза в другой очень затрудняли на заключительном этапе зачисления в вузы, и это приводило к несправедливости в отношении нельготников.

Второе – уменьшено количество возможностей подавать в вузы и на специальности. Сейчас можно подавать не более чем в пять вузов и не более чем на три специальности. Вообще, если так абстрактно, то в 15 мест можно подать – в пять вузов и в каждом на три специальности. Конечно, так не бывает, но это все же ограничение по сравнению с тем, что было без ограничений. И напомню, что когда было поступление без ограничений, то конкурс в московские вузы был 30 человек на место. Это уже такой неудобоваримый конкурс. Сейчас он стабильный – 6–7 человек на место.

И еще одно новшество – ограничение по проценту количества целевиков. Целевики – это такой способ приема, когда министерство, ведомство или орган управления, например муниципалитет или областной орган управления, подает заявку на подготовку целевым образом специалистов для работы у них, список этих возможных кандидатов. Для целевиков там льготные условия. Там конкурс может быть один к одному от тех, кого написали. Вот условно, если список будет написан из шести человек, то пять мы обязаны принять просто по результатам ЕГЭ, какие бы они ни были. Конечно, это тоже льгота, хотя маленький конкурс есть. Раньше было целевиков 25%, сейчас их не более 15%. Мы тоже считаем это правильным, потому что целевики нужны, но не до такой степени. Нужно, чтобы как можно больше мест оставалось на общий конкурс для свободного выбора.

Ну, и еще есть мелкие изменения в правилах приема, например, зачисление льготников будет до 30 июля проведено, в то время как зачисление в вуз – с 5 августа. Следовательно, уже при зачислении в вуз с 5 августа все остальные знают, сколько мест осталось после зачисления льготников. Кстати, к льготникам относятся не только победители всероссийских и других олимпиад – целевики в указанном смысле, инвалиды, сироты и многие категории молодых ребят, которые имеют право по закону на поступление по льготам. То есть это широкий спектр льготников, установленный законом.

Вопрос: Ваш прогноз – какие факультеты будут пользоваться повышенным спросом?

В.Садовничий: Надо пояснить некоторую разницу, например физический, где прием 410 человек на первый курс. Конечно, чтобы там был конкурс 7–10 человек, нужно, чтобы только на этот факультет было 4–5 тыс. желающих. Следовательно, на такие большие факультеты конкурс не может быть сверхвысоким, может быть 4–5 человек на место. А есть факультеты, где прием 30 человек, например факультет госуправления или иностранных языков. Там вполне может быть на 30 мест 300 желающих, и там конкурс будет 10 человек на место.

Но в среднем наш конкурс – 6–7 человек на место. Он стабилен многие-многие годы. Я думаю, что высокий конкурс будет на факультет вычислительной техники, механики и кибернетики, на мехмат. И, конечно, высокие конкурсы будут на медицинский факультет, где небольшой прием, факультет фундаментальной медицины. Думаю, что будет высокий конкурс на факультет иностранных языков, регионоведение, на факультет глобальных процессов, где маленький прием, на политологию, 10–15 человек может быть на место. Но повторюсь, что там прием небольшой, и, следовательно, там конкурс быстро нарастает до высоких показателей.

Вопрос: С прошлого года абитуриентам Московского государственного университета для поступления пришлось помимо ЕГЭ сдавать письменный экзамен по специальности. Год назад Вы уверяли, что этот один экзамен позволит «максимально объективно оценить уровень знаний абитуриентов». Готовы поделиться первыми итогами?

В.Садовничий: Да, готов. Я очень удовлетворен профильным экзаменом, он называется «испытание профильной направленности», на все факультеты он у нас имеется, и на все факультеты письменный. Это очень важно, потому что ЕГЭ мы обсуждали неоднократно, многие из вас знают мое отношение к ЕГЭ, считаю, что это не единственный способ поступления и не единственный способ понять талант человека. И этот способ надо обязательно дополнять, если мы хотим принимать талантливых. И в этом смысле экзамен профильной направленности позволяет почувствовать человека. Я условно могу сказать: ну как можно принять на механико-математический факультет человека только по заочному документу, которым является ЕГЭ? Конечно, мы верим и учитываем, но все-таки хотелось бы увидеть, как он зачеркивает формулы, как он ошибается, как он рисует графики, ищет и находит. И русский язык к такому же предмету относится, и история… Экзамен профильной направленности очень помог нам отобрать более способных ребят. И мы рады, что и уровень успеваемости – мы следим за этим – у нас стал выше, чем был без этого.

Олимпиады – это второй способ, мы ведем значительную работу по организации олимпиад и по приему победителей и призеров олимпиад, стараемся пригласить их в МГУ. Олимпиадники учатся по высшему разряду, если провести исследование, также как 100-бальники ЕГЭ, – тут отрицать не следует: 100-бальники и 95-бальники ЕГЭ тоже хорошо учатся, если это нормальные 100 балов.

Так что мы считаем, что экзамен профильной направленности и олимпиады позволяют отобрать очень хороший состав в Московский университет.

Вопрос: В ближайшие три года Минобрнауки планирует ввести ЕГЭ для выпускников вузов. Ваше отношение к этому?

В.Садовничий: Я буду здесь оппонировать. Сейчас это как идея, и очень трудно оппонировать идее, если не знаешь, какая она. Но если допустить ее в очень тривиальном виде, то это неправильно. Давайте порассуждаем, что такое ЕГЭ по окончании и зачем оно нужно. Это не выпускной экзамен, выпускной экзамен – он есть, и с экзаменационной комиссией, и с написанием дипломной работы. Другое дело, что тут нужен больший порядок и больше требований. Но это не выпускной экзамен, а ЕГЭ позволяет человеку, закончившему бакалавриат, поступить по ЕГЭ в магистратуру. То есть это снова вступительный экзамен в магистратуру. Вот для этого ЕГЭ нужен. Ни для чего другого он не нужен. Человек получил диплом бакалавра, пошел работать. Зачем ему ЕГЭ? Это только для тех, кто желает продолжить обучение в магистратуре.

Что такое магистратура? Магистратура по историческому замыслу родилась в Европе, это научная степень, магистр – это не просто учеба дальше. А человек решил посвятить себя науке, он решил стать ученым. Что мы можем сделать? Мы можем по какому-то усредненному показателю отбирать людей для науки, а она разная. Я поясню, как я сдавал экзамен в аспирантуру (это примерно то же самое), и будет понятно, что я хочу сказать. Я закончил мехмат с отличием, поступаю в аспирантуру. Принимают Колмогорова, академик. Конечно, был перечень из 60 вопросов для поступления, была литература (20 книг), и, конечно, мы, как и все, дрожали и вопросы эти учили. Но экзамен проходит как отбор человека в науку. Следующий вопрос звучал так: «Уважаемый коллега, напишите на доске, какую научную работу вы сделали?». Кто-то из нас уже публиковал, кто-то диплом считал такой работой. И мы у доски доказывали эти теоремы. И вот здесь начинался разговор, спрашивали: почему вы так, а почему не так? Иногда ставили в тупик вопросами – стоишь не знаешь ответа. И вот это продолжалось часа три, потом они обсуждают, как правило, они, конечно, показывают, что тебе надо еще много знать. Причем иногда выходить поступающий в аспирантуру и говорит: все, я провалился. А в конце нас всех собирают за стол и тут же объявляют: пятерки. Потому они видели в этих людях тех, кто защитит через два года кандидатскую, а через пять – докторскую. Вот это экзамены в науку. То есть преподаватели видели в человеке задатки.

Ну а что мы в науку будем отбирать по тесту или по каким-то усредненным правилам? Причем магистратура же везде разная, даже по одному направлению. Например, магистратура по математике, условно, в МГУ и каком-то еще университете – это могут быть абсолютно разные. Там нет школ, например. Поэтому это все надо очень внимательно обсуждать, я думаю, что надо еще и еще раз подискутировать. Я по крайне мере вступлю в дискуссию, если будут точно сформулированы идеи. Пока это витает как идея.

Вопрос: Позволит ли создание рейтингового агентства российским вузам на равных конкурировать с западными университетами?

В.Садовничий: Это тоже вопрос глубокий. Есть несколько рейтинговых агентств – Times, Шанхайский, QS – которые зарекомендовали себя, работая на протяжении многих лет, они имеют имя, и они проводят рейтинги мировых университетов. Мы встречались со всеми руководителями этих агентств, они бывали по многу раз в МГУ. Сразу скажу, и они об этом пишут, что на них это производит неизгладимое впечатление, когда они видят инфраструктуру, университет. Согласитесь, что я здесь не преувеличиваю как ректор. Но это другая система образования, другой менталитет и, конечно, другие критерии. Они меняются, но они таковы, что каждый раз для российских университетов они оказываются и новыми, и такими, что наши университеты не могли со своей историей ответить на эти критерии высоким баллом.

Например, одно время очень эксплуатировалось число нобелевских лауреатов в вузе. Я сразу скажу, что нобелевские лауреаты до определенного времени вообще не присуждали нашим ученым, а были моменты, когда вечером присудили, а утром отменили. А во-вторых, университет должен обладать значительными средствами, эндаументом, чтобы содержать, приглашать лауреатов. В США есть университеты, где по 30–40 нобелевских лауреатов, и понятно, что нужны соответствующие средства. Ну, по крайней мере понятно, что этот критерий для нашей системы образования, а он был таким гипертрофированным, он очень трудный. И когда мы начали дискутировать по этому вопросу и говорить, что надо и другие премии, международные, крупные, – надо все смотреть. Этот критерий был чуть-чуть снят, но возник другой – цитируемость в зарубежной прессе. Сейчас мы придает этому огромное значение – может быть, читали на сайтах: мы поощряем, мы создаем свои журналы. Но был период, когда это не делалось, потому что русский язык был языком научного общения. На каждой конференции был обязательным русский язык. И, конечно, англоязычные журналы не были целью для публикации наших ученых. Такова наша история. Но это, тем не менее, было главным критерием.

Мы вынуждены сейчас эту ситуацию поправлять, потому что я считаю, что с рейтингами надо сотрудничать. Но я заодно объясняю, как они относятся к нашей системе. А вот последний рейтинг – так называемый репутационный, мы хорошо знаем этих коллег, они были у нас, обсуждали мы с ними. Они задали за 2011г. следующий вопрос – это главный их вопрос: пошлете ли вы своего ученика постдоком (временная ставка в зарубежных вузах и научно-исследовательских учреждениях, которую занимают молодые ученые со степенью кандидата наук) в российский вуз – Московский университет. И опрашивают десятки тысяч экспертов по миру. Первое: у нас в России официально нет системы постдоков. Во-вторых, послать ученика в Россию, где русский язык, у нас же нет еще в каждом университет преподавания на английском. В-третьих, мы знаем, как Россию иногда представляют в мире, а это же рассылка по всему миру. Заведомо проигрышный вопрос для российских университетов.

Я написал им письмо – одно, второе, третье, четвертое. Наконец, они ответили. Они признают, что это не очень хорошо, в следующем году постараются по-другому. Я им предложил другой вопрос задать: «Возьмете ли вы на работу выпускника МГУ?» Вот если возьмете, то значит качество образования хорошее.

Мы, кстати, были на 33-м месте в этом рейтинге, когда спрашивали об образовании. А вот когда задали вопрос о постдоках, они ответили: «Мы подсчитали. Так ответили эксперты. Мы постараемся в следующем году этот вопрос сформулировать по-другому».

И еще могу сказать, что из-за этого, видимо, вопроса, в этот рейтинг не попала Ecole Polytechnique, Сорбонна оказалась выше Ecole Normale, что абсурдно. Так что я бы не преувеличивал значение рейтингов. Хотя моя позиция состоит в том, что с ними надо работать, сотрудничать, потому что это способ информационного наступления и создания информационного фона вокруг университета.

А что касается российского рейтинга, то он должен быть независимый, должен учитывать менталитет нашей страны, и попробовать его провести и сравнить – системы образования в тех странах и у нас. И тогда сесть за обсуждение, иначе ничего не получится, потому что у них есть на это свой взгляд. А наш взгляд состоит в том, что мы, прежде всего, хотим готовить специалистов высокого качества, для нас качество важно в образовании. Если бы мы сравнили эти два подхода, то ситуация вокруг рейтингов была бы более спокойная.

Вопрос: Насколько жизнеспособна идея слияния вузов и надо ли уменьшать количество вузов в стране?

В.Садовничий: Конечно, уменьшать количество вузов каким-то способом надо. Я, возможно, пользуюсь чуть-чуть устаревшими данными, но у нас, если посчитать вузы, их филиалы, – более 3,5 тыс. В России нет достаточного потенциала, чтобы преподавать на хорошем уровне во всех этих вузах и филиалах. Поэтому, безусловно, уменьшение должно идти, оно не должно затрагивать уже принятых студентов. Ребята почти всегда не знают – они поступают из каких-то других соображений, там же реклама везде хорошая: «У нас работают выдающиеся… у нас инфраструктура хорошая» – в рекламе все это есть. Ребята в это верят, поступают. Поэтому это слияние, уменьшение не должно затрагивать ребят, их надо переводить в более сильные вузы, с тем, чтобы они не обмануты были, а наоборот, приобрели в результате.

Этот процесс неизбежен? и тут критерий один – объективное качество образования. Вот если мы сумеем создать орган, а может это не орган – культуру требования к качеству образования. Ведь легко же понять – продаются документы или за них нужно поработать четыре-шесть лет, чтобы получить. Это легко понять специалистам.

Моя точка зрения состоит в том, что этот процесс должен быть взвешенным. Иногда университет в каком-то регионе не является большим и, может быть, испытывает трудности. Но центр культуры – это опора и надежда этого региона. И вот представьте: если этот университет по каким-то причинам «влили» в университет, находящийся за 160–200 км (а это уже бывает), то это сообщество теряет опору. Это так же, как сельскую школу убрать – я противник всегда был, – то село уже живет по-другому, уже потеряна определенная светлая цель – учить своих ребят. Так и университет – эта цель будет потеряна для региона. Поэтому этот процесс надо вести, но обязательно опираться на экспертное сообщество.

Надо вырабатывать культуру. У нас ее пока нет в обществе – у нас ты или свой, или чужой. А надо создавать культуру, когда это дело или не дело, плюс это для страны, для людей или минус. Такой культуры у нас нет пока не только в образовании – в целом в обществе, в отношении друг к другу.

Р.Байрашев (журнал «Столичное образование»): В последние годы по инициативе МГУ и при активном участии были проведены съезды учителей. А что эти мероприятия дают непосредственно для МГУ? Во многих школах Москвы зарплата педагогов значительно превышает зарплату профессорско-преподавательского состава. Что в этом направлении планируется делать?

В.Садовничий: Действительно МГУ по собственной инициативе проводит съезды учителей. На это нет ни средств, ни возможности, этого никто не просит, но и не скажет спасибо, ну, кроме учителей, конечно.

А что такое провести съезд? Мы провели уже 6 съездов учителей математики. Это 1,5 тыс. учителей со всей России. Это надо, чтобы они приехали. Мы должны их поселить. Мы должны заботиться о том, как их накормить, как организовать 3-дневный съезд, чтобы были «круглые столы», дискуссии, и как устроить заключительное заседание, и в итоге как опубликовать труды этого съезда и создать ассоциацию учителей. Для меня такие съезды – это как родниковая водичка. На всех съездах я выступал, делал доклады по тому или иному направлению, и я видел лица учителей, как они были благодарны и не хотели уходить. Для МГУ здесь одна цель – попробовать повлиять на уровень образования, добавить его в школьную систему. Не секрет, что в школах и учебники, и программы, и учительский состав в силу ряда причин не повышались. 90-е годы, начало 2000-х. Об этом мы все знаем. И вот это общение с ведущими учеными, лекции, методики, последние достижения науки для учителей – это, если угодно, некий такой горизонт условий повышения квалификации, а значит – школьники будут лучше, а значит – мы получим более сильных, мотивированных ребят. Вот это единственная цель – устроить такую интерфейс-школу с учителями, помочь им и через учителей, если в перспективе, получить более сильных учеников.

Я хочу вам с удовольствием передать труды съезда учителей математики, здесь 800 страниц – здесь все доклады участников съезда, здесь все, что есть в России по математике. Здесь есть мой большой доклад, я очень отдохнул – делал большой доклад о роли математики. Мы издали это за свои средства, тираж – примерно 500 тыс. Более того, мне проректор сказал, что на рассылку денег не было, он из своей зарплаты 30 тыс. вчера отдал и рассылает за свои деньги.

Таких съездов уже шесть – физика, математика и информатика, биология, химия, в ближайшие дни мы проводим по филологии. Съезды очень нужны. Первые съезды в царской России провел именно Московский университет. Он провел два съезда, но потом революция, все это забылось, мы возобновили эту идею.

Второй вопрос по зарплате. Это правда, и более того – в целом по России ситуация такова, что педагог высшей школы в большинстве регионов получает меньше, чем средняя зарплата по региону. В Москве средняя по региону колеблется – 44–47 тыс. Очень немного вузов, может быть, три-пять в Москве, у которых средняя зарплата основного персонала – профессорско-преподавательского – равна или чуть выше средней по Москве. Таким образом зарплата профессоров и преподавателей меньше, чем средняя по региону, и вы правы, поскольку учителя находятся на средней по региону в основном, – то ниже, чем у учителей.

На своих встречах с председателем правительства Владимиром Владимировичем Путиным я несколько раз ставил этот вопрос, принято решение в ближайшее время подтянуть среднюю зарплату профессорско-преподавательского состава до средней по регионам. Сейчас идет обсуждение механизма. Совсем недавно – три дня назад – мы были у А.Э.Вайно, руководителя аппарата правительства, и передали ему наши предложения по повышению зарплаты профессорско-преподавательского состава.

К.Пукемов («Известия»): МГУ второй год, кажется, выполняет собственную программу развития, утвержденную на 20 лет. Как Вы оцениваете первые итоги, требуются ли где-то коррективы, в частности, с патентами была какая-то критика.

В.Садовничий: Очень важный вопрос. Дело в том, что Московский и Санкт-Петербургский университеты – по ним был издан закон об их особом статусе, это 2009г. Это большое внимание со стороны государства. Согласно этим законам, правительством утверждена программа развития до 2020г. Мы первые эту программу представили, потом Санкт-Петербургский. Буду говорить об МГУ. Это программа развития, которая ставит целью сделать университет будущего, вывести его на более высокие ступени во всех вопросах – вопросах преподавания, научных исследованиях, в том числе сравнимых с мировыми показателями. Первые два года программа финансировалась со стороны государства, но при условии, что Московский университет вложит ровно столько же собственных средств. С этого года государством она уже не финансируется, а финансируется только МГУ. Причем финансирование программы было узконаправленно: только на приобретение оборудования.

Что удалось сделать? Я считаю, что по ряду направлений мы сделали рывок и лидируем в мире. Мы взяли на себя обязанность соревноваться с мировыми научными центрами – не только университетами – в области информатики, супервычислений. Супервычисления – это современное направление науки, которое определяет мощь государства. Нельзя сделать ничего серьезного в обороне, в предсказании климата, в разведке ископаемых, в создании лекарств, если страна не обладает современной супервычислительной базой. Что сделали Америка, Китай и Япония? Они создали национальные центры. То есть они понимают, что их университет не может один соревноваться в этой гонке. У нас нет национального центра. Мы взяли на себя роль добровольно, Московский университет. Каковы наши успехи? На сегодняшний день мы обладаем машиной мощностью в 1,67 петафлоп в секунду и в рейтинге по тесту Линпак (это некий общий алгебрагический тест) мы занимаем вместе с этими мировыми научными центрами 13–17-е место. Но по быстродействию – это второй показатель, это граф. ускоритель, и мы занимаем второе место в мире. Таким образом, не только университеты способны с нами соревноваться, но и такие научные центры, как в Китае, Германии, Японии, США, не могут с нами в этом соревноваться.

Мы сейчас заканчивает строительство нового корпуса – через два месяца. И в этом корпусе разворачиваем работы по экзафлопной инициативе, то есть мы хотим опередить конкурентов в развитии и быть участниками экзафлопной гонки, то есть уже следующей по быстродействию за петафлопной. И мы взяли на себя эту роль в стране. Это программа развития, это одно из направлений.

Второе направление – это наши спутники. Я тоже не знаю ни одного университета в мире, который бы запускал свои спутники. Многие университеты говорят: «Мы делаем». Но это означает, что они приборы ставят. А мы делаем спутники, приборы ставим, запускаем, принимаем информацию и используем ее для науки. Все сами! Запустили три спутника – «Татьяна-1», «Татьяна-2», ViaSat c индийским университетом. Сейчас у нас готов спутник «Ломоносов» – тяжелый, настоящий спутник. Он сделан, сейчас мы решаем вопрос с Роскосмосом по поводу ракеты, потому что надо еще ракету приобрести. И я думаю, что скоро мы услышим позывные спутника «Ломоносов». Таким образом, второе направление – это исследование космического пространства. Мы открыли несколько новых явлений в космосе.

Третье, о чем я мог бы сказать, что у нас неплохие достижения, – это медицина и генетика, биоинженерия. В понедельник на ученом совете мы слушали доклады по всем этим направлениям. Мы построили свой медицинский центр, впервые в России классический университет будет иметь медицинский центр. Это комплекс из 12 операционных, поликлиника, стационар на 300 коек, гостиница, исследовательский центр. В медицинском центре установлен прибор «да Винчи» – это современнейший прибор для операций, когда хирург может не присутствовать в операционной, он может быть в другом городе, аппарат оперирует больного.

Неделю назад я вернулся с Фукусимы. Поехал проводить форум ректоров Японии и России. В городе Сендай медицинский центр в университете, я захотел сравнить его с нашим. Мы сидим за столом и директор центра очень загадочно говорит: «А у нас есть прибор…» Я не дожидаясь конца фразы говорю: «Да Винчи?». Они растерялись: да, отвечают, и сразу почувствовали, что партнер-то равный. У них крупный медицинский центр – на тысячу коек, они долго не хотели вести, потом я настоял, приходим, а он в ящиках стоит еще не разобранный. Они смущаются, говорят: «Мы только что приобрели, он еще в ящиках». А я сказал: «А у нас уже студенты учатся на нем». Вот это уровень, причем это Япония. Причем у нас в стране это, кажется, третий аппарат. В Японии их больше. Ну, вот я рассказал, что даже в ведущем медицинском центре города Сендай он еще не введен в отличие о того, что мы уже учим студентов. Так что вот, по всем трем направлениям есть результат.

Вопрос: Требует ли эта программа каких-то коррективов, нужно ли в ней что-то менять?

В.Садовничий: Конечно, нельзя все время покупать только оборудование. Мы сейчас по оборудованию находимся на хорошем уровне в мире. Но при таком оборудовании, если ученые, работающие на нем, получают 25–30 тыс. руб., то понятно, что их мысли будут работать в другом направлении. Поэтому понятно, что программа в будущем должна быть видоизменена и направлена на поддержку молодых, особенно молодых, тех, кто способен работать на этих аппаратах. Вот на «да Винчи» пожилой хирург уже не научится, это уже общее мнение врачей. Здесь нужен 25–27-летний человек. Это же целый комплекс, это же комната с компьютерами, хирург надевает на себя такие разные приборы, и он видит больного в другом городе и оперирует. Вот еще одна корректировка.

И, безусловно, мы немного скорректируем научное направление программы. Так получилось, что в теперешней программе несколько на периферии, так условно скажу, находится гуманитарный факультет. Там был ряд обстоятельств, и мне кажется, что те прорывные направления в гуманитарных науках надо искать и поддерживать так же, как в естественных науках. Ну и программа будет выполнена, это мы обещаем.

Р.Байрашев: При планировании иннограда Сколково учитывался ли опыт научного парка МГУ – первого объединения такого рода в России? И какие договоренности о научном сотрудничестве есть между МГУ и Сколково?

В.Садовничий: Вы правы создан научный парк МГУ, и мне как раз выпала честь его создавать, и это был главный пункт моей программы ректора, чтобы создать научный парк. Тогда это было непонятно, а главная критика в мой адрес была направлена на то, что я располагаю научный парк в ботаническом саду, и тем самым теряется ботсад МГУ. Это неверно. Научный парк был создан на хозяйственной территории, примыкающей к ботсаду. Это первый научный парк в России, 1992 год. Он сейчас активно работает, 4,5 тыс. студентов в фирмах этого парка так или иначе работают. Парк очень и очень позитивен.

Теперь Сколково. Я не знаю информацию, чтобы с нами советовались, не обладаю такой информацией. Но сотрудничество со Сколково у нас есть. Во-первых, мы подписали с Вексельбергом соглашение, которое в прессе освещалось, о сотрудничестве. У нас есть несколько проектов, ассоциированных с проектами Сколково. Вот сейчас Сколково объявил (я точных условий не знаю) примерно так: N проектов с большим финансированием, где половина средств должна идти зарубежным партнерам и центрам, а половина нашим ученым и лабораториям. И я знаю также, что в этот проект десятки наших ученых подали заявки, чтобы выиграть этот грант совместно с зарубежными. Было объявлено, что будет создан Сколковский университет. Меня приглашали на совещание по структуре этого университета. Я присутствовал и высказал свою точку зрения. Это будет университет, организованный по немного другим принципам, чем наши университеты, он ближе к структуре организации MIT.

Д.Данилова («Сити-ФМ»): Планируется ли предоставлять молодым специалистам жилье за счет университета?

В.Садовничий: За примерно 10 лет у нас проживало в общежитии около 100 молодых специалистов, оставленных для работы в МГУ, то есть не москвичей. На сегодняшний день в общежитии осталось, мне кажется, два человека, не получивших квартиру. Мы построили несколько своих домов – на Вернадского, на Мичуринском и здесь на новой территории – и получили в этих домах 250 квартир, уже заселено порядка 200. Есть одно «но»: эти квартиры, по нашим законам, не могут быть переданы в собственность под приватизацию, мы предоставляем их по так называемому коммерческому найму. Он не предполагает, что получающий что-то платит, он просто пишет некоторые обязательства своей работы по отношению к МГУ.

На ученом совете в понедельник я доложил второй грандиозный проект развития МГУ, он удваивает территорию МГУ, там предполагается и жилье для молодых преподавателей. Могу сказать, что менее активны деканы гуманитарных факультетов. Они меньше просят оставить для работы в МГУ не москвича. А естественные факультеты сейчас поток предлагают оставлять молодых специалистов, примерно в год мы оставляет 15–20 не москвичей с перспективой получения жилья.

Конечно, это не так свободно, как я говорю – приходи, оставайся, получай. Но у меня ответный вопрос: а разве у нас в стране есть бесплатное жилье? Но мы не продаем, а даем бесплатно.

Д.Данилова («Сити FM»): Если человек получает вот это жилье и потом увольняется из университета, то он, соответственно, жилье теряет?

В.Садовничий: Теоретически да, а практически нет, потому что если у него есть ребенок, семья, то у нас нет закона выселять. Но коммерческий наем теоретически означает, что человек получает 5-комнатную квартиру (и такие есть), но он работает в университете.

О.Ильин (Хабаровск): Могут ли абитуриенты на период поступления рассчитывать на общежитие университета?

В.Садовничий: Все абитуриенты, приезжающие поступать в Московский университет, поселяются в общежитии.

Вопрос: Вы только что рассказали о проекте расширения МГУ. Можно ли остановиться на этом поподробнее?

В.Садовничий: МГУ, основанный Ломоносовым и Шуваловым по указу императрицы Елизаветы, до 1853г. находился на Моховой. Сначала Аптекарский дом на Красной площади, затем Моховая, где сейчас журфак. А в 1953г. он шагнул за Москву-реку. И вот Ленинский проспект, Воробьевы горы, это кампус. Всего с учетом ввода комплекса 1953г. составлял 1 млн кв. м. Таким образом, мы обладали до 1990г. 1 млн кв. м кампуса. Примерно с начала 2000-х годов и примерно по 2008г. мы построили еще 1 млн кв. м, удвоили кампус – это библиотека, это Шуваловский корпус, это корпус юридического факультета, это корпус экономического факультета, это медцентр, это второй Ломоносовский корпус построен, и еще несколько корпусов более мелких. Но, тем не менее, территория за Ломоносовским у нас еще имеется. И на ученом совете я предложил проработать проектом второй этап развития Московского университета. Это еще примерно 1 млн кв. м, но это уже все. Мы замкнем свою территорию до улицы Каштоянца. То есть это уже предел, дальше станция метро «Проспект Вернадского».

1 млн кв. м новых строений. Что в первую очередь? У нас есть решение правительства на строительство школы для одаренных. Это будет чудо-дворец для одаренных ребят-школьников, куда будут собираться ученики со всей России, не только научной направленности ребят, но и гуманитариев – всех. Уже проект школы есть. Начало строительства – летом с.г. Есть средства как на школу для одаренных, так и на строительство общежитий. Начнем строить общежитие на 5 тыс. мест.

В этом проекте, который был мною предложен, строительство двух учебных корпусов по 100 тыс. – такие же, как Шуваловский и Ломоносовский возле библиотеки, пяти научных, завершение строительства общежитий и жилье. А в центре новой территории – спортивный комплекс, Татьянина аллея – прямо до ул. Коштоянца, стадион, крытые спортивные площадки, все это в сумме – миллион квадратных метров.

А.Михайлов (Коркино, Челябинская обл.): Среди поступающих сейчас больше москвичей или не москвичей? Как бы Вы оценили шансы на поступление выпускников провинциальных школ?

В.Садовничий: 52% иногородних. У нас почти всегда было 50 на 50. В последние годы, в 90-е годы, у нас было больше москвичей, примерно 46 на 54% соотношение. Сейчас уже устойчиво 50–52%. То есть фактически МГУ в большинстве предназначен для иногородних, так что я приглашаю молодого человека приезжать и поступать.

Вопрос: МГУ перешел в этом учебном году полностью на болонскую систему. Как Вы оцениваете переход?

В.Садовничий: Мы как раз не перешли на болонскую систему. Эта система предполагает, что есть четыре года – бакалавр, и затем специалист идет или учиться в магистратуру – любую, например, окончив журфак, идет на юрфак учиться или на экономфак. В этом смысл двухступенчатой системы. На Западе бакалавриат в этом смысле уравнен: магистратура принимает выпускников бакалавриата в любом другом университете.

Я не против болонской системы у них, но предложил новое видение траектории образования в МГУ. Во-первых, у нас есть 10 специальностей, когда специалист учится шесть лет: математик, химик, психолог.

Далее, есть так называемый интегрированный магистр: он окончил бакалавриат по расширенной программе МГУ, но он продолжает учиться в магистратуре два года по этому же направлению. После четырех лет учебы экзамен не предполагается – получил диплом и продолжаешь учиться по тому же направлению. Кроме того, у нас есть около сотни магистерских программ для тех, кто окончил бакалавриат в другом вузе или хочет с одного бакалавриата перейти на магистратуру другого направления.

А в целом, кроме двух факультетов, у нас шестилетнее обучение. На эту систему в МГУ не перешли экономисты (у них только четыре года бакалавриата, а магистратура – уже для посторонних) и Институт стран Азии и Африки – там тоже четыре года. Это риск, это новое. Очень жаль, если МГУ и наши преподаватели поймут, что это лишний год обучения и ничего более. А надо приготовить специалиста другой базы, потому что есть шестой год.

А.Анисимов: В 2012г. в СУНЦ МГУ отменили летнюю олимпиадную школу и ее результаты. Второй тур вступительных испытаний в СУНЦ часто совпадает со сборами национальных команд по математике, информатике. И теперь сильные дети – члены сборных команд должны выбирать – поехать поступать в СУНЦ, но отказаться от олимпиад или наоборот. Что теперь делать тем, кто хочет продолжать участвовать в олимпиадах и учиться в СУНЦ и зачем было вообще создавать такую проблему?

В.Садовничий: Во-первых, все будет как было, и все, что надо делать, делалось, и никто не создавал проблемы. Это просто недоразумение. Дело в том, что, я думаю, это отклик того, что 12 марта были утверждены вот этим ученым советом правила приема в СУНЦ. И вот в этих правилах, ввиду других обстоятельств, как всегда были написаны только общероссийские олимпиады. И когда прочитаете эти правила, то можно подумать, что других олимпиад не будет, не будет летних школ и будут накладки. Будут все олимпиады, поскольку они уже утверждаются приказами, они не входят в правила приема. Все будет, как всегда было. Будут летние школы, сроки не будут совпадать, то есть это просто излишние опасения, то есть все будет, как было всегда.

Вопрос: Вы сегодня коснулись космических программ университета, которых нет у многих университетов мира. Но МГУ еще владеет суперкомпьютером «Ломоносов», какие задачи стоят перед ним? Он задействован к международных проектах?

В.Садовничий: На суперкомпьютере «Ломоносов» два аспиранта мехмата месяц-два назад решили одну из крупнейших проблем криптографии, установили мировой рекорд. Это так называемый конфликт хеш-функций. В криптографии главное, чтобы сообщение однозначно соответствовало содержанию, которое посылается. Если сообщение трактуется как два содержания, это уже недостаток, коллизия. Нашим аспирантам для установления рекорда пришлось считать на «Ломоносове» 30 суток.

Мы ставим задачи – создание лекарств, гидроаэродинамика, разведка полезных ископаемых. У нас подписано соглашение с немецким Юлихом – там находится суперкомпьютерный центр. Мы ищем возможность с Барселоной, где тоже есть приличный компьютер, сотрудничаем с японским университетом Сока по созданию медицинских аппаратов.

У суперкомпьютера 400 пользователей, тысяча задач, круглосуточная загрузка. Он находится на передовом рубеже в мире по задачам и использованию. По спутникам могу один факт сказать: в высоких слоях атмосферы есть такие транзиентные свечения. Мы установили их точное расположение – эти вспышки расположены вдоль экватора на высоте 800 км. Ученые говорят, что одна вспышка по запасу энергии равна взрыву атомной бомбы. К счастью, они направлены вверх, а не вниз. Главная цель наших спутников – атака этой проблемы и радиационное излучение. Мы часто слышим: не сработала аппаратура спутника, спутник не вышел на заданную орбиту. Думаю, что одна из главных причин – жесткое воздействие радиационных полей на электронику.

Тимофей (Новокузнецк): Портфолио с документами, подтверждающими успешные выступления на предметных олимпиадах, спортивные достижения в моем родном городе, играют роль при поступлении? Или об этом в МГУ надо забыть?

В.Садовничий: При прочих равных портфолио будет играть роль. Речь идет о полупроходном балле. Но мы стараемся этого избегать и решаем вопросы добавлением числа мест, чтобы местная олимпиада не играла решающей роли.

Но здесь есть глубокий подтекст – вообще роль портфолио молодого человека. При президенте была создана комиссия по совершенствованию ЕГЭ, ее тогда возглавлял Нарышкин – тогда глава администрации, сейчас – Аркадий Дворкович. Я вхожу в эту комиссию. Она вскоре стала называться комиссией по совершенствованию ЕГЭ и поиску талантливых людей – к моему удовольствию. Неделю назад на заседании я выступал по поводу портфолио и предложил проект портала, разработанного студентами МГУ, он сейчас охватывает 50 тыс. кандидатов, мы следим за их успехами – публикации, творческие конкурсы. Как базу для таких портфолио мы и предложили использовать портал «Ломоносов», уже созданный в МГУ. Мне передали, что было принято положительное решение – портал будет использован для создания этой системы. Считаю, что порфолио, то есть успехи школьников, надо фиксировать до того, как он сдал ЕГЭ в 11-м классе. Но талантливых ребят надо ведь не только найти, но и помогать, дать возможность раскрыться. Главная задача – забота. Это ответственность.

Л.Каримов (Рудный): Реально ли гражданину Казахстана поступить на бюджетное место в МГУ?

В.Садовничий: Абсолютно так же, как и российскому гражданину. Потому что есть соглашение ЕврАзЭС: Казахстан, Белоруссия, Таджикистан, Киргизия – все выпускники школ этих стран поступают в российские университеты на тех же основаниях, что и наши. Но ему надо предъявить наше ЕГЭ, сдать дополнительно экзамены, если они есть, по нашим правилам. У нас довольно много – сотни, а то и тысячи ребят из этих стран, поступивших на общих основаниях.

Вопрос: Пришло много вопросов, связанных с назначением новым директором СУНЦ МГУ господина Андриянова. Выражаются сомнения в целесообразности этого решения. Как Вы это прокомментируете?

В.Садовничий: Этот вопрос возник в последние два дня. СУНЦ – это школа-интернат им.Колмогорова. Это структура МГУ, она финансируется и входит в структуру Московского университета. К слову сказать, я в первый же день создания СУНЦа, около 50 лет назад, был приглашен Андреем Николаевичем, я был тогда молодым студентом, для того, чтобы организовать там лыжные соревнования, там была лыжная база. Поэтому с момента создания СУНЦа я был даже и председателем попечительского совета этой школы, очень о ней заботился, забочусь и буду заботиться. Это гордость МГУ. Ну, и конечно, знаем всех директоров. Как управляется СУНЦ? Он управляется ученым советом. Вот такого ученого совета нет ни в одном институте, ни в одной академии. Там – более 15 академиков, деканы всех факультетов, там профессора. В общем, ученый совет – самый авторитетный ученый совет в принципе, который я когда-либо видел. Здесь 38 человек, и каждая из этих фамилий выдающаяся. Академик Третьяков, Твердислов (ведет передачу), академики Скулачев, Моисеев, Фоменко, Лунин. Этот ученый совет управляет работой СУНЦа. Кроме того, я назначил научных кураторов СУНЦа, это три выдающихся ученых, которые отвечают за уровень научной работы в СУНЦе. Кстати, сегодня у меня с ними встреча по некоторым вопросам СУНЦа.

Непосредственное управление ведет директор, назначаемый Московским университетом. Их было много, все они были разного уровня, но все старались многое делать. К сожалению, в последнее время в СУНЦе были допущены очень существенные административные нарушения, и прежний директор абсолютно добровольно принес заявление об уходе. Примерно месяц СУНЦ был без руководства. Учитывая ситуацию, что там очень много надо было административных вопросов решать, учитывая, что есть надежное научное руководство, ученый совет, есть проректор, который непосредственно руководит СУНЦем, я назначил нового директора. Это назначение вызвало возражения, причем есть надуманные, и я хотел бы обсудить их только по существу. Надуманно, что он чужой человек, – этот директор окончил СУНЦ, среди лучших выпускников, окончил с отличием химфак, 8 лет работал в школе, защитил кандидатскую по истории, сейчас защищает вторую кандидатскую – по химии. Человек, организовавший очень много полезных дел: форум «Ломоносов» – через несколько дней будет открытие, 10 тыс. участников организованно приезжают в МГУ. Я не вижу рисков, все в наших руках: есть ученый совет, есть научные руководители СУНЦа – три выдающихся ученых. Все профессора, которые работают в СУНЦе, – это профессора МГУ. Ректор следит за этой работой, есть проректор, отвечающий за работу СУНЦа. Не вижу здесь деловых рисков.

Здесь, видимо, добавляются какие-то мотивы, связанные с прошедшими выборами. Я очень жалею, что эти мотивы вносят в МГУ, у меня даже вызывает улыбку, что человек верит в такую-то идеологию, такую-то партию. Если я произнесу, кто из коммунистов сейчас работает в МГУ на руководящих постах, вы удивитесь. Многие из руководства КПРФ работают профессурой в Московском университете. Жириновский работает в МГУ. Из «Справедливой России» очень многие работают. Это дело каждого человека – во что он верит. Важно, что в МГУ нет политики. Важно, что эти люди не занимаются политикой, а ценим мы их только как профессионалов.

Я бы призвал к толерантности, университет всегда многогранен, здесь всегда есть много точек зрения. Только одно – в университете не должно быть политики. Кстати, в прошедшие выборы в университете выступали все партии, кроме одной. Выступал Жириновский, выступал Прохоров. А «Единой России» не было, не было ни одной листовки, ни одного кандидата. Участок в МГУ был самым посещаемым в России. На нем победил Владимир Владимирович Путин. Это политика, и я очень не хотел бы ее привлекать для каких-то резонов в Московском университете.

Р.Сердюкова (Тверь): Увеличат ли шансы на поступление занятия в Центре индивидуальной подготовки МГУ? Занятия с членами Ассоциации преподавателей МГУ – это, действительно, своего рода знак качества или то же самое, что и другие частные репетиторы?

В.Садовничий: Это обман. Некая группа не знаю кого, взяла мою очень плохую фотографию, наклеила на какое-то объявление и заявила, что это под эгидой ректора группа преподавателей, некая ассоциация, ведет репетиторство. Ну, понятно, что раз ректор возглавляет, то значит – это гарантия. Я уже дважды юриста просил подготовить обращение в суд. Я не знаю никого из этой ассоциации. Это абсолютное мошенничество. Мне сказали, что в последних объявлениях все то же, кроме моей фотографии. Так что если можно, то я обращаюсь ко всем – будьте аккуратны.

В МГУ есть официальные формы подготовки, и только они имеют разрешенный характер подготовки школьников. Это подготовительные курсы на факультетах, они известны. У нас есть подготовительное отделение, это тоже известно. У нас есть Школа юных, это тоже известно. И когда папа-мама приводят мальчика или сам мальчик или девочка приходят подготовиться, обязательно надо посмотреть, что эта за организация, которая берется готовить. Каковы у них основы, положения, уставные документы. Если это курсы факультета, то есть приказ факультета. Если это Школа юных, то обязательно есть приказ биологического факультета. Если это подготовительное отделение, то это подготовительное отделение, там есть руководитель Дощечкин. И я бы очень просил мам/пап не поддаваться на всякого рода схемы, в основном они недобросовестные, когда от имени МГУ гарантируют поступить. Там схема простая: собирают деньги, гарантируют поступление, и если мальчик сам поступит, то деньги остались, а если не поступит – их возвращают. Говорят, что процент денег, которые остаются, очень неплохой. Так что будьте аккуратны, готовить ребят надо, но надо по правилам и не обманываться.

Олеся (Харьков): Виктор Антонович, я – гражданка Украины. На каких условиях я могу поступить в университет?

В.Садовничий: Украина для нас иностранное государство. Поэтому она поступить может по правилам поступления иностранных граждан. Это другие правила, чем для наших граждан. Есть небольшая квота по межгоссоглашениям, то есть между почти всеми странами есть межгосударственные соглашения, и иногда в этих соглашениям устанавливается квота для обучения граждан другой страны. Такое квоты есть и с Украиной, но они строго определены в межгоссоглашениях, министерство их знает и распределяет этих граждан по вузам России как принятых по межгоссоглашениям. Они иностранцы, но поступают фактически по облегченной схеме, фактически сразу зачисляются. Если эта девочка попадает в эту квоту, то тогда она может быть зачислена, а если нет, то тогда у нее путь один – приехать как гражданке другой страны и поступать, к сожалению, потому что Харьков очень близкий мне город.

Николай (Москва): Существенные льготы при поступлении (вплоть до зачисления без экзаменов) предоставляются призерам вузовских олимпиад школьников, в том числе тех, которые проводит МГУ. С прошлого года для участия в таких олимпиадах требуется победить в заочном туре (например, задания публикуются в интернете, а свои решения участники присылают через сайт), который является по сути соревнованием репетиторов и учителей. В чем смысл такого нововведения и будет ли оно отменено?

В.Садовничий: В списке олимпиад школьников в этом году будет 600 тыс. участников. Вопрос: как 600 тыс. проэкзаменовать, как им устроить олимпиаду, с каждым поговорить и где эти силы, и за счет чего? Олимпиады делаются на добровольной основе вузами – вуз заботится о том, чтобы к нему лучшие школьники приходили. Какие есть способы? Либо сузить количество участников резко: приезжайте, и кто приедет, с теми и будем разговорить. Мы пошли по другому пути: устроили первый заочный тур, дистанционный. Это принято сейчас. Мы, конечно, понимаем, что при выполнении задания дистанционно, могут рядом быть и учитель, и папа, и мама. Но тут два возражения тем, кто уж очень боится. Давайте устроим выставку детских рисунков: на одной стене повесим рисунки, нарисованные детьми, а на второй – взрослыми художниками. Я гарантирую, что я зайду и угадаю, где рисовали дети, а где профессионалы. Точно так же мы уже на первом этапе более-менее видим. Таким образом, первая информация есть. Но главная информация состоит в том, что если есть хоть малейшая подвижка в заочном туре, мы их приглашаем на очный тур. Причем очный тур проводится в сотнях городов. В Питере одна из площадок находится, в Нальчике, в Хабаровске – ну, в общем, по всей стране. И вот на эти площадки выезжают профессора МГУ и проводят уже второй очный тур. А дальше начинается целое дело. У кандидатов, победителей и призеров, отбираются работы, перепроверка, экспертиза, они выкладываются на сайте. И в итоге сказать, что папа или мама «поступили» нельзя. Конечно, у нас еще есть третья степень контроля. Вот он поступил и что? Так вот могу сказать, что мы не видели ни одного случая рекламации, сразу видно, что человек – победитель, он учится на пятерки. Вот, таким образом, это один из способов охвата ребят. Скажите, разве плохо, если, условно, даже папа сидит рядом, когда они решают, предположим, 15 задач. Большое дело, если мальчик посидел и написал эти 15 задач, это уже тоже плюс. Дальше-то мы его проверим. Но уже сам факт, что он понимает, что это олимпиада, что надо бороться. А там, что-то папа сказал, что-то сам он сделал, ну пусть так, но безусловно, что в итоге на последующих этапах мы все равно увидим способности этого мальчика.

Я бы не стал сейчас менять, хотя сейчас в принципе теоретически можно резко сузить то, что мы можем, не до 500 тыс., а до 10 тыс. человек, привезти их в Москву. Но где потерь больше будет – там или там? А если он из бедной семьи, то он никогда не приедет в Москву, а на заочном туре у него есть возможность хорошо написать, и мы видим, что это детский рисунок, и мы его зовем.

Виктор Антонович, мы будем заканчивать. К сожалению, у нас осталось еще очень много вопросов интернет-аудитории. Кроме вопросов есть интересные мысли и предложения, и, быть может, что-то вы возьмете на вооружение. А я благодарю нашего гостя за интенсивную работу на протяжении всей нашей несколько даже затянувшейся конференции. Спасибо журналистам за участие в конференции.



Новости раздела

В столице Китая открылся совместный университет МГУ имени М. В. Ломоносова и Пекинского политеха
15.09.17 21:02 | MsuNews.Ru
Масштабный образовательный проект России и Китая: открыт новый совместный вуз. МГУ имени М. В. Ломоносова и Пекинский университет разработали специальную программу, будут двойные дипломы. Занятия уже начались, а скоро достроят и основное здание, точно такое же…

МГУ имени М. В. Ломоносова вошл в топ-100 рейтинга Times Higher Education по гуманитарным наукам
15.09.17 11:58 | MsuNews.Ru
Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова вошл в топ-100 рейтинга Times Higher Education (THE) по гуманитарным наукам. Об этом сообщает РИА Новости со ссылкой на THE. Отмечается, что МГУ имени М. В. Ломоносова вошл в топ-100 предметного рейтинга по…

Состоялось посвященное итогам прошлого и началу нового учебного года заседание Ученого совета МГУ имени М.В. Ломоносова
03.09.17 14:43 | MsuNews.Ru
30 августа состоялось очередное заседание Ученого совета МГУ имени М.В. Ломоносова, посвященное результатам завершившейся приемной кампании, итогам прошлого и началу нового учебного года, сообщается на официальном сайте Университета.



Rambler's Top100
 
© 2003−2011 MsuNews.Ru – Новости МГУ
© 2003−2011 Разработка и дизайн – MMForce.Net
О проекте | Обратная связь | Разместить рекламу
Условия использования | Экспорт новостей (RSS)